Белорусский парашютный форум

Зона небесной свободы

  • You are not logged in.

#1 March 27, 2010 14:06:45

DropZone Inform
From: В Беларуси и не только
Registered: 2006-06-08
Posts: 687
Reputation: +  0  -
Profile   Send e-mail  

На предельной высоте (особые задания парашютистки и разведчицы Музы Малиновской)

Личность

ОНИ ПОЗНАКОМИЛИСЬ на третий день Великой Отечественной войны. Уже 22 июня после выступления по радио Вячеслава Молотова, объявившего о нападении Германии на Советский Союз, Муза Малиновская решила, что ее место на передовой. В понедельник 23-го, пробившись через огромную толпу молодежи, в основном комсомольцев допризывного возраста, осаждающую здание ЦК ВЛКСМ на Маросейке, она попала к знакомому инструктору и потребовала отправить ее в бой. В ответ получила предписание явиться через сутки на Лубянку в распоряжение одного из руководителей войск специального назначения НКВД. Так она оказалась в кабинете ныне хорошо известного чекиста Наума Эйтингона. Встреча стала судьбой. Две личности с сильным характером, без которого трудно в разведке. Наум Эйтингон - организатор "закордонной" разведывательно-диверсионной службы госбезопасности. Муза Малиновская - первая парашютистка, к тому же мировая рекордсменка, зачисленная в спецназ внешней разведки для работы за линией фронта.

ШКОЛА ЖИЗНИ

Муза Григорьевна Малиновская, в девичестве Вихирева, родилась 25 мая 1913 г. в Уфе, где ее отец работал банковским служащим. В 1915 г. семья переехала в Иваново. После гибели отца семейства Григория Вихирева в 1920 г. мать с тремя детьми вернулась в Москву. Муза с 12 лет мечтала стать летчицей. Окончила семилетку, финансовый техникум, работала бухгалтером в сберкассе. В 18 лет вышла замуж за Григория Малиновского - талантливого инженера, конструктора, художника, мастера планерного и парашютного спорта. Под его руководством Муза постигала теоретические основы летного дела и парашютизма. В 1932 г. у Малиновских родился сын Станислав, а уже через год Муза прошла отбор в специальную женскую группу парашютной школы Экспериментального института Наркомтяжпрома (НКТП). Имея спортивный разряд по гимнастике, молодая женщина тогда же поступила в столичный Институт физкультуры.

К осени 1933 г. на счету 35 курсантов школы насчитывалось около 600 прыжков. Через год, получив квалификацию инструкторов, они уже сами подготовили из молодых спортсменов 500 парашютистов и 23 инструктора, которые обучались в секции на Красной Пресне без отрыва от производства. Характерно, что в школе благодаря умелой методической подготовке ни один курсант не попал в аварийную ситуацию, а новые тренировочные парашюты ПТ действовали безотказно. Свой первый прыжок Муза Малиновская совершила 3 августа 1934 г. с самолета "У-2" с высоты 700 метров.

Продолжались интенсивные тренировки на тренажерах, парашютисток периодически облетывали в учебном самолете для адаптации к высотам свыше 7 тыс. метров. На земле в специальной барокамере создавались условия, соответствующие семи с половиной километрам над уровнем моря: сильно разреженный воздух при содержании кислорода втрое меньше обычного. А высота 8 км находится уже за пределом выживаемости человеческого организма. Команде шестерых девушек, в числе которых была Малиновская, удалось первой взять тропосферный "семитысячник" и установить абсолютный мировой рекорд.

Вполне искренне и в духе времени написала Муза Малиновская в своей статье в "Правде" летом 35-го: "Мне странно отвечать, когда спрашивают: "А не страшно ли прыгать?" Страх бывает только тогда, когда делаешь что-либо по принуждению и не уверена в себе, когда не знаешь, ради чего рискуешь жизнью. Я не знаю страха. Я люблю воздух, мотор, шелковый купол парашюта. Я люблю свою Родину, людей и, буду откровенна, очень люблю свою жизнь! Вот поэтому-то я смело выхожу на плоскость самолета и точно выполняю задание".

РЕКОРДНЫЕ ПРЫЖКИ

Тогда имена этих симпатичных и бесстрашных парашютисток узнала вся страна. Муза Малиновская, Надежда Бабушкина, Серафима Блохина - студентки Инфизкульта. Студентка 5-го курса Московского авиационного института (МАИ) Марина Барцева. Конструктор Экспериментального института НКТП Александра Николаева. Самая опытная в группе - выпускница МАИ, инженер московского авиазавода Ольга Яковлева, награжденная орденом Красной Звезды. На ее счету к середине 1935 г. было 45 прыжков (из них 18 экспериментальных и 8 затяжных), что являлось рекордом для женщин не только в Советском Союзе, но и в мире. Яковлева первой в СССР получила звание инструктора парашютного спорта...

Солнечным утром 17 июня 1935 г. все шесть парашютисток удачно приземлились в районе Химки-Юрлово-Нахабино под Москвой, прыгнув двумя тройками с самолета "АНТ-7" с 7035 метров. Это до сих пор мировой рекорд среди женщин и в групповых прыжках без кислородного прибора. Среди мужчин признано достижение известного советского парашютиста Наби Аминтаева, испытавшего возможности собственного организма с высоты 7612 метров 23 июня 1935 г. Впоследствии кислородный аппарат уже на высотах свыше 4 км стал обязательным предметом снаряжения парашютистов. В день воздушно-десантных войск 2 августа 1935 г. Галина Пясецкая и Анна Шишмарева прыгнули с кислородным прибором с 7923 метров. Из довоенных высотных рекордов среди мужчин отмечен ночной прыжок Николая Костева с высоты 7750 метров, совершенный в 1940 году.

В 1935 г. был заметный подъем в развитии авиации и парашютизма. Увы, не обходилось без катастроф. Так, 18 мая во время демонстрационных полетов разбился крупнейший самолет "Максим Горький" (АНТ-20), созданный годом ранее в КБ Андрея Туполева. Кроме энтузиазма покорителей небес, требовалась продуманная методика обучения, научная система подготовки. Самолеты для тренировок парашютистов были малоподъемными, да и тех не хватало. Горючее расходовали экономно. Внимание уделялось каждой технической и организационной мелочи. Спортивные рекорды являлись лишь частью комплекса экспериментов для нужд обороны и безопасности страны.

С первым женским отрядом парашютисток НКТП работал опытный наставник Георгий Шмидт. Очень многое делалось впервые. Отрабатывались действия парашютиста на больших высотах, где от недостатка кислорода пульс учащается, а обычный человек там сразу падает в обморок. Этапы прыжка - выход из самолета ("соскальзывание"), группировка тела и полет в ледяной ветер, рывок кольца на счет "пять", снова группировка, акробатические фигуры "скольжения" и выбор места приземления. Ощущение свободного парения, и снова легкое головокружение, уже от быстрого увеличения притока кислорода...

ИСПЫТАТЕЛИ

Девушки из первого экспериментального отряда НКТП фактически были испытателями специальных парашютов и десантного снаряжения. В тот знаменательный полет с Тушинского аэродрома их облачили как заправских полярников: теплый комбинезон, толстые валенки, меховой летный шлем с шерстяным подшлемником. В самолете они пели песни, на предельных высотах начинали экономить движения, о готовности к прыжку сигнализировали Шмидту кивком и легкой улыбкой.

В 6.20 утра поднялось первое звено. На высоте 7035 метров - температура ниже минус 25, на земле - плюс 25. Первой подалась к люку Шура Николаева и вниз головой ушла в пространство, за ней - Надя Бабушкина и Марина Барцева. Через час с небольшим, после дозаправки этого же самолета, также "с песнями" поднялись и прыгнули Оля Яковлева, Муза Малиновская и Сима Блохина... Была еще и третья тройка - будущие рекордсменки Пясецкая и Шишмарева вместе с Марианной Гураль, но из-за резко испортившейся погоды они остались на земле.

Прыгая, Муза устремилась вниз так быстро, что даже забыла надеть вторую пару теплых рукавиц, поэтому из-за переохлаждения кистей рук несколько с запозданием рванула кольцо и почти тысячу метров пролетела в "затяжке", испытала сильный толчок при раскрытии парашюта на большой скорости. Однако все эти приемы были ей знакомы, она действовала спокойно, на высоте 500 метров начала привычное "скольжение", чтобы не зацепиться за фабричную трубу, и приземлилась на пахоту. Прыжок Малиновской длился 25 минут.

Неделю спустя, 25 июня, шестерка парашютисток установила новый рекорд, на сей раз не высотный, а технический, прыгнув на воду Сенежского озера с освобождением от парашюта в воздухе на высоте менее 10 метров. Назавтра страна узнала о новых "разведчиках неизведанных высот". Характерная примета тех дней: 27 июня все шесть девушек посетили редакцию газеты "Правда", чтобы приветствовать участников захватывающего и драматического полета товарищей Зилле, Вериго и Прилуцкого на стратостате "СССР-1-бис".

На следующий день послание было опубликовано: "Мы, девушки-парашютистки, приветствуем смелый прыжок с парашютом профессора Вериго и инженера Прилуцкого. Этим вы лишний раз подтвердили безотказное действие наших парашютов и пользу их применения в воздухоплавании"... Напомним, что командир экипажа стратонавтов Кристап Зилле в аварийной ситуации после снижения уникального летательного аппарата с высоты более 16 км разрешил своим товарищам десантироваться на парашютах с малой высоты, сам посадил стратостат и сберег ценное научное оборудование.

ОТ ПЕРВОГО ЛИЦА

А 30 июня 1935 г. на целой полосе "Правды" под шапкой "Привет бесстрашным завоевателям воздуха!" уместились заметка о разведчиках стратосферы и рассказы девушек о себе и своих рекордах. Заголовки: "Самый счастливый день", "Два прыжка", "Радостное ощущение", "Как я стала парашютисткой"... На фотографиях среди суровых летчиков и стратонавтов - улыбающиеся лица девчат. Только одна фраза с идеологическим оттенком, возможно, подобранная политработниками, есть в рассказе комсорга Оли Яковлевой: "В грядущих классовых схватках я знаю свое место". Больше других - статья Музы Малиновской "Моя мечта". Чуть позже Максим Горький при встрече заметит ей: "У вас хороший слог, вам нужно развивать талант"...

"И вот моя мечта осуществилась, - говорит парашютистка о своем самом первом прыжке. - Теперь я хочу овладеть высшей техникой: сделаться мастером парашютного спорта". Кроме описания двух рекордных прыжков, в статье интересен также эпизод о визите в Москву Пьера Лаваля: "15 мая мы совершили массовый прыжок в присутствии французского министра иностранных дел Лаваля. На аэродроме присутствовали товарищи Ворошилов и Алкснис (соответственно: нарком обороны СССР и начальник ВВС РККА. - В.М.). Дамы из дипломатических миссий рассматривали нас в лорнеты и что-то записывали в блокноты. Через переводчиц они спрашивали: "Неужели эти девушки прыгнули? Неужели у них такие здоровые сердца?"

Тогда зарождался знаменитый корпус французских парашютистов, а в Советском Союзе были впервые в мире созданы воздушно-десантные войска. В 1935 г. на специальных учениях демонстрировалась высадка сразу 3 тыс. десантников - целой парашютной бригады. Визит Лаваля был связан с подписанным 2 мая 1935 г. в Кремле договором о взаимопомощи между Францией и СССР. Тогда же обе стороны заключили соглашение о военном сотрудничестве, были достигнуты секретные договоренности по взаимодействию спецслужб, обмену информацией в сфере политической и военной разведки. Дружбу советских и французских авиаторов спаяло в 1942 г. боевое братство летчиков героического полка "Нормандия-Неман".

В ДЕСАНТЕ И СПЕЦНАЗЕ

Выполнив свою главную задачу, первый женский экспериментальный парашютный отряд стал частью парашютной секции Центрального аэроклуба ОСОАВИАХИМа (затем - ДОСААФ, ныне - РОСТО). Мировая слава девушек-рекордсменок вошла и в славную историю отечественного десанта. Кстати, в парашютизме первым тренером Серафимы Блохиной, разносторонне одаренной спортсменки, мастера альпинизма, "летающей лыжницы" и создателя советской школы по прыжкам в воду, был командир десантных войск Александр Тарутин. Десантники руководили парашютной службой спецназа госбезопасности, куда Малиновскую и Шишмареву зачислили в июне 41-го.

После 1935 г. пути-дороги шести подруг постепенно расходились. Барцева защитила диплом "Арктический самолет". Блохина стала тренером, специалистом по спортивной медицине, а позже всю войну проработала врачом в госпиталях. В оборонной промышленности трудились Яковлева и Николаева. Короткой, но яркой оказалась жизнь Бабушкиной, чей подвиг сегодня незаслуженно забыт. В 1937-м Надежда Бабушкина, или Ната, как звали ее подруги, погибла в ночном затяжном прыжке при испытании парашюта новейшей системы. Требовалось, чтобы десантник или разведчик как можно дольше оставался невидимым с земли, не становился для противника легкой мишенью и раскрывал парашют на предельно малой высоте.

В октябре 1935 г. Бабушкина и Малиновская, две белокурые красавицы из знаменитой команды рекордсменок, вместе с небольшой группой других парашютисток и военных летчиков вылетали на самолете "АНТ-14" для показательных выступлений на международный авиационный слет в Румынию. Сохранилась фотография, где Муза оставляет автограф королю Михаю, изящно прислонив лист бумаги к спине румынского министра обороны. Слава русских парашютисток гремела тогда по всему миру. Заметим, в той же Германии подобного не наблюдалось: Гитлер, после 1943 г. гнавший под ружье всех и каждого, включая мальчишек из гитлерюгенда, в 1930-е гг. призывал немецких женщин непременно следовать лозунгу "дети-кухня-кирха". Поэтому хороших парашютисток не было и у главного диверсанта СС Отто Скорцени.

Имея за плечами около 100 прыжков, Малиновская освоила курс вождения самолета "У-2", тренировалась в так называемом рекордно-планерном отряде. С февраля 1940 г. работала начальником физподготовки Академии гражданского воздушного флота (АГВФ), которую возглавлял летчик-ас Герой Советского Союза комбриг Маврикий Слепнев. Вот почему с началом Великой Отечественной войны она оказалась в парашютно-десантной службе Отдельной мотострелковой бригады особого назначения (ОМСБОН), составлявшей костяк спецназа Особой группы НКВД. Парашютистка совершенствовала свои летные навыки, изучала вооружение, минно-взрывное дело, технику работы с радиопередатчиком и специальной фотоаппаратурой. Познакомилась с тактикой ведения партизанских действий, разведки и диверсий в глубоком тылу противника, на "фронте за линией фронта".

СОЮЗНИКИ НА БОСФОРЕ

Готовясь к войне с Россией, части вермахта еще в апреле 1941 г. вторглись на Балканы, оккупировали Грецию, а в ходе наступательной операции с 20 мая по 1 июня высадили крупные воздушные и морские десанты на остров Крит и захватили его, блокировав Эгейское море, проливы Босфор и Дарданеллы. В начале августа через Турцию в столицу Ирана наведывался шеф абвера адмирал Канарис. Но возможности Германии разгромить Турцию или привлечь ее на свою сторону снизились, когда, руководствуясь соответствующим договором, заключенным между Москвой и Тегераном в 1921 г., Красная Армия 25 августа заняла Северный Иран, а британские войска оккупировали южную часть страны. Тогда же между советской и английской разведками был согласован общий план ведения подрывной работы против стран "Оси" - Германии, Италии, Японии, их союзников и сателлитов, включая Болгарию и Румынию.

Планом предусматривалось, в частности, что представители спецслужб СССР и Великобритании в Стамбуле будут поддерживать между собой контакт, но "в условиях большой секретности, дабы не вызывать подозрений у турок". Обе разведки должны были оказывать друг другу "всемерное содействие" в установлении связи и "переброске агентов каждой из сторон в Балканские страны". В отношении Турции говорилось: "Активный саботаж должен в настоящее время ограничиваться действиями против судоходства держав Оси, особенно против нефтеналивных судов". Для выполнения подобных задач глубокой осенью 1941 г. в Турцию со специальной миссией отправилась оперативная группа Наума Эйтингона.

В Стамбул Муза Малиновская прибыла в ноябре 1941 г. под именем Людмилы Наумовой, жены сотрудника консульства СССР Леонида Наумова. Возможно, турецкая контрразведка и не предполагала, что дипломат Наумов, который уже работал на Босфоре в 1929-1930 гг. после знаменитого Якова Блюмкина, на самом деле - крупный советский разведчик Наум Эйтингон, заместитель Павла Судоплатова, начальника Особой группы НКВД. И никто из посторонних, конечно, не узнавал в жене Эйтингона отважную парашютистку, рекордсменку мира, чье фото пятью-шестью годами ранее часто публиковалось в прессе.

Уже в Стамбуле Муза начала серьезно заниматься французским языком. Аккуратно записывала филологические упражнения в тетрадку, вживаясь в образ прилежной студентки мадемуазель Люси. Знание иностранного языка облегчало ей знакомства и общение с нужными людьми на конспиративных встречах, светских раутах и дипломатических приемах. В любой момент, получив боевой приказ, очаровательная "француженка" Наумова-Малиновская готова была уйти с группой глубинной разведки в качестве радистки, сесть за штурвал самолета или приземлиться с парашютом у партизан.

МИССИЯ В ЦАРЬГРАД

Стамбул - этот настоящий перекресток цивилизаций - издавна ассоциировался у русских не только с древним Константинополем, средневековой Византией, но и с легендарным Царьградом, символом обороны дальних южных рубежей Отечества. Свой символический "щит ко вратам Цареграда" Людмила Наумова, она же Муза Малиновская, "прибила" в дни битвы под Москвой. Разведчица участвовала в оперативных мероприятиях стамбульской резидентуры НКВД по сбору информации о военных намерениях правительства Турции, действиях турецких войск близ границ Советского Союза и об активности в стране абвера и СД. Москва также получала данные о связях и контактах разведок США и Великобритании с представителями спецслужб Анкары и агентами Берлина.

Еще 18 июня 1941 г. Турция подписала с Германией договор о дружбе, но в отношении СССР сохраняла нейтралитет. С октября 1941-го стамбульскую резидентуру возглавил опытный востоковед, разведчик Георгий Мордвинов, работавший под прикрытием вице-консула СССР Георгия Павлова. Действовали также "легальная" резидентура НКВД в Анкаре и посты наблюдения в приграничном Карсе. В разведгруппу Эйтингона помимо Музы Малиновской входили несколько человек, в том числе Лев Василевский (замрезидента в Анкаре в 1941-1942 гг.), бывший нелегал советской разведки болгарин Иван Винаров (оба - сотрудники ОМСБОНа, участники гражданской войны в Испании), специалист по взрывотехнике Александр Тимашков и его жена-гречанка Ифигения Асимова. Была там и Елена Родригес-Данилевская, родившаяся в Испании внучка известного русского писателя Григория Данилевского.

Деятельность группы Эйтингона в Турции чаще всего связывают с неудавшимся покушением на германского посла экс-канцлера фон Папена. Подоплека этого происшествия известна, но факты до сих пор засекречены в архивах бывших союзных разведок. Обстоятельства таковы. В 10 часов утра 24 февраля 1942 г., когда Франц фон Папен прогуливался с женой по бульвару Ататюрка в Анкаре, в 17 метрах от них в руках неизвестного молодого человека сработало самодельное взрывное устройство. Есть разные версии - например, инсценировка покушения агентами абвера (в ста метрах от места происшествия посла поджидала автомашина германского военного атташе), спецоперация советской или британской разведки с целью запугивания фон Папена ("бомба" была без твердой оболочки и сгорела как свеча)… Впоследствии сам "потерпевший" фон Папен в своих мемуарах указывал на происки англичан или гестапо (фон Папен прежде был политическим соперником Гитлера).

Но, так или иначе, местная полиция тогда решила, что погибший при взрыве террорист - якобы советский агент, болгарский нелегал с документами на турецкую фамилию Омер. Через несколько дней по этому делу были арестованы Мордвинов и сотрудник торгпредства СССР Корнилов. Суд над ними прошел 1 апреля, обоим дали по 20 лет тюрьмы (позже срок сократили до 16 лет 6 месяцев). Резидентуру возглавил Михаил Батурин (кстати, отец известного российского юриста и космонавта Юрия Батурина).

Только 2 августа 1944 г., когда Турция официально разорвала дипотношения с Германией, специальным решением меджлиса Мордвинов-Павлов и Корнилов были освобождены и с почетом вернулись из "Царьграда" на родину. Эйтингон уехал из Стамбула в конце лета 1942 г.: 20 августа его назначили заместителем Судоплатова как начальника 4-го Управления НКВД (сформировано на базе Особой группы). Для Музы Малиновской командировка окончилась в последних числах апреля 1942-го.

МЕЧТА И ПРОЗА

Еще около полугода Малиновская обеспечивала парашютную подготовку бойцов диверсионных бригад спецназа, подготовила более 1000 человек и сама неоднократно вылетала за линию фронта для заброски партизан и десантников в глубокий тыл противника. Осенью ей выдали справку, что она "действительно состояла на службе в воинском соединении # 1043" с 08.07.1941 г. по 23.09.1942 г. и "уволена в связи с реорганизацией части". "За время службы в части аварий и несчастных случаев у тов. Малиновской не было".

Так "оперативная жена" Эйтингона-Котова-Наумова стала его законной супругой. Собственные имена они передали своим детям. Леонид Эйтингон-младший - технолог, мастер спорта по футболу, в юности служил на Тихоокеанском флоте. Муза Малиновская-младшая - педагог, тренер, мастер спорта по гимнастике. Биография генерал-майора госбезопасности Наума Эйтингона (1899-1981 гг.) сегодня хорошо известна (подробнее см. "НВО" # 3, 2000 г.). Его арестовывали в 1951 и 1953 гг., он пробыл в застенках до 1964 г., не сломался, но основательно подорвал здоровье. Малиновская пережила его на восемь лет. В 1992 г. Эйтингон был посмертно полностью реабилитирован, изъятые еще при аресте награды возвращены его детям в 2000 г.

Знаменитая парашютистка, лично знакомая со многими выдающимися советскими летчиками, оставалась как бы женой "врага народа", когда уже Гагарин летал в космос. Одна из шести "девушек наших небес", как писала о них 18 июня 1935 г. "Комсомольская правда", Малиновская после ареста генерала Эйтингона с двумя детьми на руках долго не могла трудоустроиться. Конечно, и она выстояла. Работала на почте, на самых трудных участках. Не теряя высоты. Не меняя гордую мечту на обыденную прозу. Счастливая жизнь, в которой было все самое главное.

---

Автор: Владимир Малеванный
Источник: www.nvo.ng.ru


Информцентр Первого Белорусского Парашютного Портала

Attachments:

attachment
25810.jpg (54.9 KB)

Offline

Board footer

Moderator control

Powered by DjangoBB

Lo-Fi Version